Революция одной соломинки. Масанобу Фукуока



style="display:block"
data-ad-client="ca-pub-1928071931304329"
data-ad-slot="4259838524"
data-ad-format="auto">

Революция одной соломинки. Масанобу Фукуока
Революция одной соломинки. Масанобу Фукуока

Название книги: Революция одной соломинки

Автор: Масанобу Фукуока (Википедия)

Год выпуска: 1975

Скачать книгу Масанобу Фукуока «Революция одной соломинки» бесплатно.

Личное мнение: Сегодняшнее обсуждение на тему экспериментов с сидератами подтолкнуло меня поделиться впечатлением о великолепной, гениальной книжке знаменитого японца Масанобу Фукуока — «Революция одной соломинки».

Этот мудрый японец прожил 95 лет (1913—2008). По образованию он биолог, очень
интересно рассказывает о том, как он на своем опыте пришёл к своей
революционной системе выращивания риса без затопления полей, а также как он
выращивает все традиционные овощи и плодовые деревья — в ковре белого клевера,
который подавляет рост сорняков.

В то же время мистер Фукуока рассказывает о том, что некоторое количество так
называемых «сорняков» защищают наши посадки и делают их вкус богаче! Поэтому незачем им устраивать «войну», как мучаются многие садоводы — пусть защищают наши сады-огороды! Просто не надо им давать обсеменяться.

Я, к примеру, использую «сорнячки» в качестве мульчи — укладываю вырванные растения на грядки (под кабачки подкладываю, чтобы не на земле лежали, укрываю у корней перцы, баклажаны, кладу под плодовые деревья, чтобы сохранялась влага, и т.п.

Помидорную и картофельную ботву укладываю, как советовали в нашем сообществе, под смородину. Картошка у нас вся укрыта соломой и вырванными сорняками: недавно начали выкапывать понемногу, земля как пух! И картошка славная — твёрдая, сочная, чистая. Её мы сажали, руководствуясь видеосоветом Владимира Кнурова — на пучок травы горсть золы, картофелину + вокруг 4-5 штук бобов кормовой фасоли!

Но вернусь к мистеру Масанобу Фукуоке — после того, как он пришёл методом проб и ошибок к своей знаменитой во всем мире системе, за 40-летний период свои поля он ни разу не пахал ни плугом, ни лопатой. Т.к. благодаря клеверу земля с каждым годом становилась более пушистая.

Благодаря внимательному наблюдению за ростом растений в природе м-р Фукуока открыл, что поля риса (а это, как известно, хлеб азиатов) при выращивании не нуждаются в столь продолжительном затоплении, и его урожаи минимум в 2 раза выше, чем у традиционалистов-рисоводов.

Почитайте непременно, у этого новатора вы найдёте массу ответов на свои вопросы. На свой ферме, расположенной по соседству с маленькой деревуш¬кой на острове Шикоку в Южной Японии, Масанобу Фукуока создал метод натурального ведения фермерского хозяйства, который мог бы помочь повернуть вспять деградационные тенденции современного земледелия.

Натуральное хозяйство не нуждается ни в машинах, ни в ядохимикатах и требует минимума прополки. М-р Фукуока не пашет почву и не использует компост. Он не заливает водой свои рисовые поля в течение вегетационного периода, как принято было делать на протяжении многих веков на Востоке и во всем мире. Почва на его полях остается невспаханной в течение свыше двадцати пяти лет, и все же он получает урожаи, сравнимые с урожаями наиболее продуктив¬ных японских ферм. Его метод возделывания почвы требует меньше труда, чем любой другой. Он не способствует загрязнению среды и не требует использования ископаемого горючего.

Видео по теме:

[sociallocker id="1838"][/sociallocker]

Описание книги (предисловие):

На свой ферме, расположенной по соседству с маленькой деревуш­кой на острове Шикоку в Южной Японии, Масанобу Фукуока создал метод натурального ведения фермерского хозяйства, который мог бы помочь повернуть вспять деградационные тенденции современного земледелия. Натуральное хозяйство не нуждается ни в машинах, ни в ядохимикатах и требует минимума прополки. М-р Фукуока не пашет почву и не использует компост. Он не заливает водой свои рисовые поля в течение вегетационного периода, как принято было делать на протяжении многих веков на Востоке и во всем мире. Почва на его по­лях остается невспаханной в течение свыше двадцати пяти лет, и все же он получает урожаи, сравнимые с урожаями наиболее продуктив­ных японских ферм. Его метод возделывания почвы требует меньше труда, чем любой другой. Он не способствует загрязнению среды и не требует использования ископаемого горючего.

Когда я впервые услышал рассказы о м-ре Фукуока, отнесся к ним скептически. Разве возможно ежегодно получать, высокие урожаи риса и озимых зерновых, просто разбрасывая семена по поверхности невспаханного поля? Здесь должно быть скрыто что-то большее.

В течение нескольких лет я жил с группой друзей на ферме в горах к северу от Киото. Мы применяли традиционные методы японского земледелия, выращивая рис, ячмень, рожь, сою и различные овощи. Приезжающие посетить ферму часто говорили о работе м-ра Фукуо­ка. Никто из этих людей не жил достаточно долго на его ферме, чтобы изучить детали его техники, но их разговоры возбудили мое любопыт­ство. Всякий раз, когда в нашей работе появлялся просвет, я уезжал в другие части страны, останавливаясь на фермах и в общинах и прини­мая участие в их работе. В одну из таких поездок я нанес визит на ферму м-ра Фукуока. чтобы самому изучить работу этого человека.

Я не очень хорошо помню, каким я ожидал увидеть его, но после то­го, как я столько слышал об этом великом учителе, я был несколько удивлен, увидев, что он носит ботинки и рабочую одежду среднего япон­ского фермера. Но его негустая седая борода и живая, уверенная манера поведения придавали ему вид в высшей степени необычного человека.

В этот первый визит я оставался на ферме м-ра Фукуока в течение нескольких месяцев, работая на полях и в цитрусовом саду. Там, в глинобитных хижинах, во время вечерних дискуссий со студентами-работниками фермы, метод м-ра Фукуока и лежащая в его основе фи­лософия постепенно становились понятными мне.

Сад м-ра Фукуока расположен на склонах холмов, обращенных в сторону залива Матсуяма. Это «гора», где живут и работают его сту­денты. Многие из них прибыли так же, как и я, с рюкзаком за спиной и не представляя, что их здесь ждет. Они остаются на несколько дней или несколько недель и затем снова исчезают, уходя с горы вниз. Но обычно здесь есть центральная группа, состоящая из четырех-пяти человек, которые живут здесь около года. За прошедшие годы многие люди, мужчины и женщины, приходили сюда, чтобы на какое-то вре­мя остаться здесь и работать. Здесь нет современных удобств, питье­вую воду приносят в ведрах из источника, пищу готовят на открытом очаге на дровах, а по вечерам освещают хижины свечами и керосиновыми лампами. Гора снабжает их дикими травами и овощами. Рыбу и моллюсков можно собрать в ближайшем ручье, а морские водоросли — во Внутреннем море за несколько миль отсюда.

Работа меняется в зависимости от погоды и сезона. Рабочий день на­чинается около восьми, один час отводится на ленч (два или три часа в жару в середине лета), студенты возвращаются с работы в хижины как раз перед заходом солнца. Помимо сельскохозяйственных работ, здесь есть ежедневные обязанности: принести воду, наколоть дрова, накор­мить кур и собрать их яйца, сварить еду, приготовить горячую ванну, ухаживать за козами и пчелами, ремонтировать, а иногда строить новые хижины и готовить «мисо» (соевую пасту) и «тофу» (соевый творог).

М-р Фукуока выделяет 10 000 иен /около 35 долларов/ в месяц на расходы всей общины. Большая часть этой суммы идет на покупку со­евого соуса, растительного масла и других необходимых продуктов, которые непрактично производить самим в небольших количествах. Остальные потребности студенты должны удовлетворять полностью за счет тех культур, которые они выращивают, ресурсов окружающей среды и свой изобретательности. М-р Фукуока намеренно заставляет своих студентов вести такой полупримитивный образ жизни. Так он сам жил в течение многих лет, так как считает, что такой образ жиз­ни развивает интуицию, необходимую, чтобы вести фермерское хо­зяйство его натуральным методом.

В области Шикоку, где живет Фукуока, рис выращивают на при­брежных равнинах, а цитрусовые — на окружающих их холмах. Фер­ма м-ра Фукуока включает в себя рисовые поля площадью 0,5 га и мандариновые сады площадью 5 га. Такая ферма западному фермеру не покажется большой, но поскольку вся работа делается с помощью традиционных японских ручных орудий труда, то требуется немало усилий, чтобы обрабатывать даже такую маленькую площадь.

М-р Фукуока работает вместе со студентами в полях и в саду, но никто точно не знает, когда он посетит то или иное рабочее место. Он, кажется, обладает способностью появляться в то время, когда студен­ты меньше всего этого ожидают. Он энергичный человек и всегда охотно объясняет ту или иную вещь. Время от времени он собирает студентов вместе, чтобы обсудить работу, которую они делают, иног­да при этом указывая способ, с помощью которого эта работа может быть закончена быстрее и легче. В других случаях он рассказывает о жизненном цикле сорняка или возбудителя грибкового заболевания пло­довых деревьев, а иногда он делает отступление, чтобы вспомнить и рас­сказать случай из своей фермерской практики. Помимо объяснения своей техники, м-р Фукуока учит также основам сельскохозяйственного мастерства. Он подчеркивает важность заботливого отношения к оруди­ям труда и никогда не устает демонстрировать их возможности.

Если новоприбывший думает, что «натуральное хозяйство» означает, что все делается само собой естественным путем, в то время, как он сам сидит и наблюдает, то м-р Фукуока скоро научит его, что «натуральное хозяйство» требует громадного объема знаний и работы. Если понимать буквально, то единственное «натуральное» хозяйство — это охота и со­бирание естественной пищи. Выращивание сельскохозяйственных рас­тений — это следующая культурная ступень, требующая знаний и по­стоянных усилий. Главная особенность метода м-ра Фукуока заключа­ется в том, что он ведет свое хозяйство путем кооперации с природой, не пытаясь покорить ее или улучшить. Отсюда и название его метода — «натуральный», то есть естественный или природный.

Многие посетители приезжают на ферму только на послеобеденное время и м-р Фукуока терпеливо показывает им свое хозяйство. При­вычная картина — видеть его бодро поднимающимся по горной тро­пинке с пыхтящей позади него группой из 10-15 визитеров. Однако не всегда здесь было так много посетителей. В течение тех лет, когда он разрабатывал свой метод, м-р Фукуока имел немного контактов с кем-либо за пределами свой деревни.

Молодым человеком м-р Фукуока покинул свой родной дом и поехал в Иокогаму, чтобы стать микробиологом. Он стал специалистом по бо­лезням растений и в течение нескольких лет работал в лаборатории в ка­честве таможенного сельскохозяйственного инспектора. Именно в это время, будучи молодым человеком 25 лет, м-р Фукуока пережил то про­зрение, которое сформировало основу для его работы, ставшей его жиз­ненной задачей, темой этой книги «Революция одной соломинки». Он ос­тавил свою работу на таможне и вернулся в родную деревню, чтобы ис­пытать на своих собственных полях жизнеспособность своих идей.

Основная идея пришла к нему однажды, когда он случайно прохо­дил мимо старого поля, заброшенного и испаханного в течение многих лет. Там он увидел здоровые ростки риса, пробивающиеся через спле­тение трав и сорняков. С этого времени он перестал затоплять водой свое рисовое поле. Он перестал сеять рис весной и вместо этого высе­вал семена осенью прямо на поверхность почвы, как они и должны были бы рассеваться естественным путем — просто падать на поверх­ность почвы из зрелых метелок. Вместо того, чтобы уничтожать сор­няки с помощью вспашки почвы, он научился контролировать их численность путем постоянного поддержания более или менее постоянного покрова из белого клевера и мульчирования рисовой и ячменной соло­мой. Убедившись, что такие условия благоприятствуют развитию куль­турных растений, м-р Фукуока старался как можно меньше вмешивать­ся в жизнь растительных и животных сообществ на своих полях.

Поскольку многие западные фермеры не знакомы с севооборотом риса и озимых зерновых и поскольку м-р Фукуока в книге «Револю­ция одной соломинки» много места уделяет технологии выращивания риса, может быть, полезно несколько слов сказать о традиционном японском земледелии.

В древние времена семена риса просто разбрасывали по затоплен­ной водой речной долине в сезон муссонов. С течением времени в до­линах реки стали делать террасы для задержания воды после оконча­ния сезонного разлива. В соответствии с традиционным методом, ис­пользуемым плоть до конца Второй Мировой Войны, семена риса вы­севали в тщательно подготовленный питомник. Компост и навоз раз­брасывали по полю, которое затем затопляли, и после вспашки почва питомника приобретала консистенцию горохового супа. Когда проро­стки достигали приблизительно 20 см высоты, их вручную пересажи­вали в поле. Опытный фермер мог засадить за день около 0,13 га, но почти всегда эту работу делало много людей, работая вместе.

После того, как рис был пересажен, поле слегка рыхлили в между­рядьях, затем вручную пололи и часто мульчировали. В течение трех месяцев поле было затоплено водой, слой воды над поверхностью по­чвы достигал 2,5 и более сантиметров. Урожай убирали вручную сер­пами. Рис связывали в снопы и на несколько недель подвешивали су­шиться перед обмолотом на деревянных или бамбуковых жердях. От пересадки до уборки урожая каждый дюйм поля был по меньшей мере четыре раза пройден руками. После завершения уборки риса, поле пе­репахивали и из почвы формировали плоские гребни приблизительно 0,5 м шириной, разделенными дренажными бороздами. Семена ржи или ячменя разбрасывали по поверхности гребней и заделывали в по­чву.  Такой севооборот был возможен только при хорошо спланиро­ванном распорядке работ и постоянной заботе об обеспечении полей органическим удобрением и важнейшими питательными веществами. Интересно отметить, что, используя традиционный метод, японские фермеры выращивали рис и озимые зерновые каждый год на одном и том же поле в течение столетий без снижения плодородия почвы.

Признавая многие ценные достижения метода, м-р Фукуока пред­полагает, что он включает в себя и те работы, без которых можно обойтись. Он говорит о своем собственном методе как о методе «ничего-не-делания» и считает, что, используя его, даже «воскресный фер­мер» может вырастить достаточно пищи для своей семьи. Однако, он не имеет в виду, что этот способ возделывания культур исключает всякое усилие. Его ферма держится на графике регулярных работ по­левых рабочих. То, что делается, должно быть сделано своевременно и с пониманием. Если фермер решил, что на этом участке земли дол­жен расти рис или овощи и посеял семена, это значит, что он принял на себя ответственность за этот участок земли. Разрушить природу и затем бросить ее — это безответственно и пагубно.

Осенью м-р Фукуока высыпает семена риса, белого клевера и ози­мых зерновых одновременно на одно поле и покрывает их толстым слоем рисовой соломы. Ячмень /или рожь/ и клевер прорастают сразу же, семена риса находятся в покое до весны.

Пока озимые зерновые растут и зреют на нижних полях, сады на склонах холмов становятся центром активной работы. Сбор цитрусо­вых продолжается с середины ноября до апреля.

Рожь и ячмень убирают в мае и расстилают для просушки на 7-10 дней. Затем их обмолачивают, провеивают и убирают в мешки для про­сушки. Солому расстилают на поле как мульчу. Воду держат на полях короткое время в период июньских муссонных дождей, чтобы ослабить клевер и сорняки и дать возможность рису прорасти через соломенное покрытие. После того, как вода спущена с поля, клевер оправляется и разрастается под покровом риса. С этого момента и до уборки урожая (для традиционного фермера это время напряженного труда) единст­венная работа на поле м-ра Фукуока — это поддерживать в порядке дре­нажные канавы и узкие пешеходные дорожки между полями. Рис убирают в октябре. Снопы подвешивают для просушки и затем обмолачивают. Осенний сев заканчивается как раз к тому времени, когда ранние сорта мандарина созревают и готовы для уборки. “ М-р Фукуока собирает от 50 до 58 ц риса с гектара. Это приблизи­тельно такой же урожай, который получают или с применением хи­микатов или традиционным методом в соседних хозяйствах. Урожай озимых зерновых на полях м-ра Фукуока часто выше, чем у его сосе­дей, использующих гребневой метод выращивания озимых.

Все три метода (натуральный, традиционный и химический) дают сравнимые урожаи, но значительно отличаются по своему воздейст­вию на почву. Почва на полях м-ра Фукуока с каждым сезоном становится лучше. В течение последних двадцати пяти лет с тех пор, как он прекратил вспашку, постоянно повышается плодородие его полей, улуч­шается структура и водоудерживающая способность почвы. При тради­ционном методе плодородие почвы в течение многих лет остается на по­стоянном уровне. Урожай, который получает фермер, прямо пропорцио­нален тому количеству компоста и навоза, которое он внесет в почву. При химическом методе почва становится безжизненной и ее естествен­ное плодородие в течение короткого времени разрушается.

Одно из великих преимуществ метода м-ра Фукуока заключается в том, что рис можно выращивать не затопляя поля на весь вегетаци­онный период. Мало кто может даже представить себе такую возмож­ность. Однако это возможно, и м-р Фукуока утверждает, что при та­ком способе рис растет лучше. Его рис имеет крепкий стебель и глубо­кую корневую систему. Старый сорт, богатого клейковиной риса, ко­торый он выращивает, дает 250-300 зерен на одно растение.

Использование мульчи увеличивает способность почвы удержи­вать воду. Во многих местах натуральный метод может полностью снять проблему ирригации. Таким образом, рис и другие высокоуро­жайные культуры можно выращивать в таких районах, которые ранее считались непригодными для них. Крутые склоны и другие неудобные земли можно окультурить, не опасаясь эрозии. Натуральный метод позволяет вернуть плодородие почвам, испорченным неправильной обработкой или химикатами.

Болезни растений и вредные насекомые можно найти и на полях м-ра Фукуока, но они никогда не вызывают существенных поврежде­ний культурных растений. Повреждаются только самые слабые расте­ния. М-р Фукуока утверждает, что лучший способ держать под конт­ролем болезни и вредителей — это создать для растений здоровую среду.

Плодовые деревья в саду м-ра Фукуока не подрезаны для более удобного сбора плодов, их кроны растут свободно и принимают свою естественную форму. Овощи и травы выращивают в саду с миниму­мом почвенной обработки. Весной семена капусты, редиса, сои, гор­чицы, репы, садового лопуха, моркови и других овощей смешивают вместе и разбрасывают между деревьями, чтобы они проросли до на­чала долгих весенних дождей. Такой способ посева, очевидно, годится не для всех условий. Он хорошо работает в Японии с ее влажным кли­матом и обильными весенними дождями. В саду м-ра Фукуока почва глинистая. Рыхлый поверхностный слой богат органическим вещест­вом и хорошо удерживает воду. Этот слой образовался в результате деятельности растительного покрова из сорняков и клевера, которые росли в саду постоянно в течение многих лет.

Когда проростки овощных растений еще молоды и слабы, сорняки должны быть скошены, но когда овощи достаточно разовьются, их ос­тавляют расти вместе с естественным растительным покровом. Неко­торые овощи остаются неубранными, их семена попадают в почву и через одно-два поколения они возвращаются к свойствам своих вы­носливых и слегка горьковатых на вкус диких предков. Многие из этих овощей растут совершенно без всякого ухода. Однажды вскоре после того, как я пришел на ферму м-ра Фукуока, я проходил через отдаленную часть сада и неожиданно споткнулся обо что-то твердое в высокой траве. Наклонившись, чтобы лучше рассмотреть, я нашел огурец и рядом с ним в траве угнездилась тыква.

В течение многих лет м-р Фукуока писал о своем методе в книгах и журналах и давал интервью по радио и телевидению, но почти никто не следовал его примеру. В это время японское общество предопределенно развивалось в прямо противоположном направлении.

После Второй Мировой Войны американцы принесли в Японию методы современного химического земледелия. Благодаря им япон­ский фермер смог получать почти такой же урожай, как и при тради­ционном методе, но при затратах времени и труда почти вдвое мень­ших. Казалось, что осуществилась давнишняя мечта, и в течение од­ного поколения почти все фермеры переключились на химическое земледелие.

В течение столетий японский фермер поддерживал высокое содер­жание органического вещества в почве путем чередования культур, путем внесения компоста и навоза и путем выращивания покровных культур. Но когда эта практика была отвергнута и вместо этого стали использовать быстро действующие химические удобрения, гумус по­чвы за время жизни одного поколения разрушился. Почвенная струк­тура также разрушилась, растения стали слабыми и полностью зави­симыми от химических удобрений. Чтобы компенсировать снижение затрат труда человека и сельскохозяйственных животных, новая сис­тема хищнически использовала резервы почвенного плодородия.

В течение последних сорока лет м-р Фукуока со скорбью наблюдал за деградацией и земли, и японского общества. Японцы прямолинейно следовали американской модели экономики и индустриального разви­тия. Произошли сдвиги в размещении населения, так как фермеры из деревни мигрировали в растущие индустриальные центры. Деревня, где м-р Фукуока родился и где его семья жила в течение, вероятно, 1400 лет или больше, теперь оказалась на границе растущих пригоро­дов города Матсуяма. Национальное шоссе с его мусором из бутылок саке и прочей ерунды пролегло через рисовые поля м-ра Фукуока. Хотя он не идентифицирует свою философию с каким-то опреде­ленным религиозным направлением или организацией, терминология м-ра Фукуока и его методика обучения выдают сильное влияние Дзен-буддизма и таоизма. Иногда он цитирует Библию или использу­ет идеи иудео-христинской философии и теологии, чтобы проиллюст­рировать свои высказывания или вызвать дискуссию.

М-р Фукуока считает, что натуральное хозяйство возникает из ду­шевного здоровья личности. Он предполагает, что оздоровление стра­ны и очищение человеческого духа — это один и тот же процесс и он предлагает такой способ жизни и такой способ земледелия, которые могут способствовать этому процессу.

Было бы наивно думать, что при его жизни и в современных усло­виях, м-р Фукуока сможет полностью реализовать свою идею на практике. Даже через 30 лет работы его техника находится в стадии разработки. Его великий вклад в сокровищницу человеческого духа заключается том, что он продемонстрировал, как повседневный про­цесс становления духовного здоровья может вызвать благотворное , преображение всего мира.

Сегодня всеобщее осознание опасности долговременного использова­ния химического метода снова вызвало интерес к альтернативным мето­дам земледелия. М-р Фукуока занял положение лидирующего агитатора за сельскохозяйственную революцию в Японии. Со времени публикации «Революции одной соломинки» в октябре 1975 года интерес к натураль­ному земледелию быстро распространился среди населения Японии.

В течение полутора лет, когда я работал у м-ра Фукуока, я часто возвращался на мою ферму в Киото. Там каждый хотел попробовать новый метод и постепенно все больше и больше нашей земли перево­дилось на путь натурального хозяйства. Кроме риса и ржи в традици­онном севообороте, мы выращивали также пшеницу, гречиху, куку­рузу, картофель и сою по методу м-ра Фукуока. Чтобы посадить ку­курузу и другие пропашные культуры, которые медленно прораста­ют, мы проделывали в почве отверстия палкой или куском бамбука и бросали семена в каждое углубление. Тем же способом мы сажали сою между растениями кукурузы или семена сои покрывали оболочкой из глины и разбрасывали по полю. Затем мы скашивали растительный покров из сорняков и покрывали поле соломой. Клевер снова отра­стал, но только после того, как кукуруза и соя становилась крепкими и хорошо развитыми растениями.

М-р Фукуока помогал нам советами, но мы должны были сами ос­воить метод путем проб и ошибок и приспособить его к нашим различ­ным культурам и местным условиям. Мы знали с самого начала, что потребуется не один год и для земли и для — наших душ, чтобы изме­ниться и встать на путь натурального земледелия. Это превращение стало длительным процессом.

Ларри Корн